Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Что ждёт Сирию после полного разгрома ИГИЛ

30 сентября 2017
1 264
30 сентября 2015 года Россия начала военную операцию в Сирии. За два года при поддержке российских вооружённых сил сирийская армия смогла освободить от террористов почти 90% территории страны. Эксперты считают, что война с «Исламским государством»* может завершиться уже в следующем году. О том, как будет восстанавливаться мирная жизнь в Сирии и с какими проблемами могут столкнуться власти государства, — в материале RT.
Что ждёт Сирию после полного разгрома ИГИЛ
  • Автомобиль российской военной полиции.

Российская военная миссия в Сирии, которая длится уже два года, позволила достичь значительных успехов в боях с террористами. Эффективные действия российских ВКС, ВМФ, Сил специальных операций (ССО) и военных советников позволили сирийской армии, ополчению и шиитской «Хезболле» освободить почти 90% территории САР.

На сегодняшний день террористы «Исламского государства» практически полностью выбиты из Дейр эз-Зора. В Дамаске ожидают, что через неделю от джихадистов будет окончательно освобождён город, а к концу года — вся прилегающая к Евфрату территория. 

Однако террористы демонстрируют готовность вести упорные бои. 28 сентября исламистам удалось перерезать трассу, ведущую в Дейр эз-Зор. На следующий день после перегруппировки сирийская армия смогла возвратить часть потерянных территорий.

Основные ресурсы ИГ сосредоточило на противодействии сирийским войскам. При этом подконтрольные США арабо-курдские формирования (Сирийские демократические силы, СДС) продвигаются на восточном берегу Евфрата, не встречая серьёзного сопротивления. 

За стол переговоров

Несмотря на продолжающиеся ожесточённые бои с ИГ, ещё в конце 2016 года Москва вынесла на повестку дня проблемы мирного урегулирования в Сирии. При посредничестве Турции удалось уговорить мятежников, выступающих против сирийского правительства, покинуть Алеппо и ряд других населённых пунктов.

В январе 2017 года заработал астанинский формат, в рамках которого ведут переговоры представители официальных властей и вооружённой оппозиции САР. Одним из практических результатов стало создание четырёх зон деэскалации, за порядком в которых следит российская военная полиция.

28 сентября президент России Владимир Путин признал, что «работа по реализации данной идеи была очень непростой». Однако Москве, Анкаре и Тегерану удалось выработать общие подходы, которые призваны стать основой политического будущего Сирии.

Что ждёт Сирию после полного разгрома ИГИЛ

«Фактически созданы необходимые условия для прекращения братоубийственной войны в Сирии, окончательного уничтожения террористов и возвращения сирийцев к мирной жизни, к своим родным очагам», — заявил Путин, отметив вклад в этот процесс президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. 

Оба лидера исходят из необходимости сохранить Сирию единым государством. Одним из препятствий на этом пути является курдский сепаратизм. СДС, поддерживаемые США, контролируют часть севера и востока САР и пока не собираются садиться за стол переговоров.

Позиция Вашингтона

В этой ситуации не до конца понятна позиция США. Глава МИД РФ Сергей Лавров в недавнем интервью телеканалу НТВ заявил, что после окончательного разгрома ИГ и «Джабхат ан-Нусры»* должны проявиться истинные цели Вашингтона в сирийском конфликте.

«Потому что нас американские коллеги, включая Тиллерсона (госсекретарь США. — RT), уверяют клятвенно, что у них нет никакой другой цели в Сирии, кроме уничтожения террористов. Вот когда это состоится, станет ясно — так это, или какие-то цели политические Соединённые Штаты преследуют», — отметил Лавров.

Опрошенные RT эксперты полагают, что процесс мирного урегулирования неизбежно столкнётся с рядом трудностей. Главным образом будет наблюдаться рост противоречий между Россией и Турцией — с одной стороны и США — с другой. В  связи с этим Москва сохранит военное присутствие в Сирии.

«Есть несколько вариантов развития событий. Первый — Башар Асад остаётся у власти и формально возвращает контроль над страной. Однако надо понимать, что вернуть полный контроль не получится. В первую очередь этого не допустит Вашингтон, который поддерживает претендующих на автономию курдов», — заявил в беседе с RT эксперт Института Ближнего Востока Сергей Балмасов.

Что ждёт Сирию после полного разгрома ИГИЛ
  • Бойцы курдских Отрядов народной самообороны в Ракке, Сирия.

По его мнению, сегодня сложно прогнозировать развитие ситуации в САР, если с США не удастся найти точек соприкосновения. Существует вероятность возобновления постоянных боестолкновений, которые будут подогреваться извне. Гражданская война, которая длится уже более пяти лет, может перейти в затяжную стадию.

«Очень важны дальнейшие действия США. Примет ли конгресс решение об эскалации конфликта или нет, будут ли американцы пробовать наращивать влияние в регионе, пытаясь выбить оттуда Россию. Однако если антироссийское лобби одержит вверх, то Вашингтон столкнётся с ещё большими проблемами в отношениях с Анкарой. Не будет стоять в стороне и Иран», — заметил Балмасов.

Залог мира

Востоковед полагает, что в Сирии сохранится взрывоопасная ситуация. 

«Российские войска в Сирии останутся, а правительство Асада не должно предпринимать каких-либо жёстких мер по отношению к суннитскому населению, которое составляет численное большинство в САР и регионе в целом», — добавил Балмасов.

Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», востоковед Аждар Куртов убеждён, что залогом окончания гражданской войны в Сирии является военное и хозяйственное присутствие России. Собеседник RT отметил, что на данный момент ИГ сохраняет боеспособное состояние, а будущая конфигурация сил в регионе пока неясна.

«Независимо от хода и сроков окончания военных действий, послевоенный период будет тяжёлым. Люди, которые воевали с оружием в руках, просто так не смирятся, что всё должно вернуться на круги своя. Наверняка будут многочисленные споры между различными участниками конфликта», — сказал Куртов, обратив внимание на воинственность курдов и других этнических меньшинств САР.

По мнению эксперта, отзыва российских войск из Сирии пока ожидать не приходится.

«Сейчас радикалы ещё способны наносить чувствительные удары, оказывать сопротивление. В регионе по-прежнему много настоящих фанатиков, людей, глухих к другому мнению», — констатировал Куртов.

На экономическом фронте

Востоковеды полагают, что послевоенный период для Сирии, скорее всего, начнётся в следующем году. Однако с ликвидацией ИГ гражданская война может обрести иную форму. Собеседники RT опасаются, что в арабской республике возрастёт количество терактов и диверсий против правительственных войск.

«Последние годы ИГ является глобальной террористической организацией, а не просто локальным сепаратистским движением. Ячейки ИГ распространились по всему миру. У террористов появилась возможность вести подпольную деятельность, и Сирия не будет исключением», — рассуждает Балмасов.

Аналитик полагает, что джихадисты могут в ходе вылазок наносить «болезненные уколы правительственным войскам». Борьба с ИГ продолжится, однако Дамаск должен бороться не только военными методами. Эскалации конфликта удастся избежать с началом хозяйственного восстановления Сирии.

«Нищета — вот во многом корень всех бед ближневосточного региона. Сирии необходимо в срочном порядке восстанавливать национальное хозяйство. Сейчас у радикалов есть возможность приводить тезисы о социальной несправедливости, потере традиционных исламских ценностей и сводить все проблемы к «проклятому западному образу жизни»», — констатировал Балмасов.

Аналогичной точки зрения придерживается Куртов. Он сообщил RT, что с появлением плана экономического восстановления можно надеяться на мир в Сирии. В противном случае в САР будет идти вялотекущее вооружённое противостояние между различными группами влияния.

«Те же курды десятилетиями ведут партизанскую войну. Как мне кажется, ИГ переформатирует свою деятельность в повстанческое движение. В связи с этим Дамаск заинтересован в присутствии России, которая способна привлечь инвестиции и внимание к проблемам страны на международном уровне», — подчеркнул Куртов.

*«Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джабхат ан-Нусра — террористические группировки, запрещённые на территории России.

Поделиться: